«Ей 68. И таких в России больше нет»
Зачем жительница Обнинска Татьяна Котляр регистрирует мигрантов в своей «резиновой» квартире
«…Сколько я объясняю Татьяне Михайловне: сначала штраф, потом условный [срок], а потом могут поставить вопрос и о реальном сроке. Но я не могу ее переубедить. Она идет на конфликт с системой, что называется, «с открытым забралом».
Илларион Васильев, защитник Татьяны Котляр, адвокат московской Коллегии адвокатов «Малик и Партнеры» и комитета «Гражданское содействие»
«Есть одна женщина. Она вам поможет»
С 11 утра и до позднего вечера, если нет судебных заседаний, глава калужского отделения движения «За права человека» Татьяна Котляр принимает мигрантов в своем офисе в центре Обнинска. Офис Котляр находится в двух минутах ходьбы от вокзала и зачастую становится первым пунктом назначения, куда идет любой приезжий, только что прибывший в город на постоянное место жительства.

В помещении площадью не больше восьми квадратных метров, арендованном по соседству с продуктовыми магазинами, иконной лавкой и швейным ателье, бесплатно помогают беженцам, переселенцам и мигрантам. Правозащитница прописывает их в своей «резиновой» квартире.

Прием к Котляр идет строго по записи: нуждающиеся в помощи самоорганизуются прямо перед дверью ее офиса. В день успевают пройти примерно 20–30 человек. У всех свои проблемы: кому-то нужна регистрация, кому-то надо подать документы на гражданство, у одних нет работы, других выдворяют из страны или, наоборот, наконец-то дают квоту на временное пребывание. Большинство мигрантов говорят, что услышали о Татьяне Котляр от знакомых, когда ситуация уже, казалось, была неразрешимой. «Нам сказали: „Есть одна женщина, она вам поможет“», — примерно так начинают свой рассказ о знакомстве с обнинской правозащитницей ее подопечные.

Правда, юристы, работающие у Татьяны Котляр, говорят, что люди нередко затягивают с визитом и приходят слишком поздно.
Офис Котляр находится в двух минутах ходьбы от вокзала и зачастую становится первым пунктом назначения
— Люди идут к нам, когда уже набьют шишек. Некоторые специально приезжают к Татьяне Михайловне из дальних регионов России. Были у нас посетители из Архангельска, из Тюмени, иностранцы из Израиля, Нигерии, Китая, Германии, Кореи, Вьетнама. Один украинец приехал к нам из Москвы, отсидел в очереди к Татьяне Михайловне часа три-четыре и сказал: «У вас тут как паломничество к Матронушке», — рассказывают юристы Татьяны Котляр Светлана Романова и Наталья Максимова.

Сама Котляр никогда не уходит, пока не примет последнего посетителя.
Уголовные дела против Котляр:
«Мы всегда так делаем»
Прописывая мигрантов в своей квартире, обнинская правозащитница спасает их от административной ответственности. За это ответственность — но уже уголовная — грозит ей самой. У мирового судьи в Обнинске слушается дело по статьям 322.2 («Фиктивная регистрация гражданина РФ по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в РФ и фиктивная регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в РФ») и 322.3 («Фиктивная постановка на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в РФ») Уголовного кодекса РФ. Максимальное наказание по обеим — до трех лет лишения свободы. Это уже не первое столкновение Котляр с уголовным законодательством в качестве обвиняемой.

Первое уголовное дело в отношении Татьяны Котляр было возбуждено еще в 2014 году — годом ранее в УК РФ появилась статья об ответственности для владельцев «резиновых» квартир. В ноябре 2015 года Котляр оштрафовали по ней на 150 тыс. руб. Но уплаты штрафа удалось избежать: прямо в зале суда правозащитницу амнистировали по случаю 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.

В декабре 2015 года движение «За права человека», выиграло президентский грант в размере 800 тыс. руб. на оказание юридической помощи мигрантам. Годом позже, в декабре 2016 года, Татьяна Котляр стала лауреатом премии «Гражданская инициатива», которую учредил Комитет гражданских инициатив экс-министра финансов Алексея Кудрина. Она получила награду «за правовую помощь беженцам с Украины» после того, как помогла оформить российское гражданство полутора тысячам беженцев.

Часть из них она регистрировала в своей «резиновой» квартире, и ее во второй раз обвинили в уголовном преступлении. Тогда Котляр судили в течение полугода — в сентябре 2017 года суд повторно оштрафовал ее на те же 150 тыс. руб. Но штраф платить снова не пришлось: Котляр освободили от наказания в связи с истечением срока давности.
В залах суда в Обнинске Татьяна Котляр бывает часто
В 2018 году имя Татьяны Котляр появилось в новых уголовных делах. По некоторым из них она проходит как свидетель, а по одному делу — о регистрации иностранцев — стала обвиняемой. Уведомление о подозрении в совершении 109 эпизодов преступлений Татьяна Котляр получила 26 декабря 2018 года. Все дела касаются фактов фиктивной регистрации российских и иностранных граждан в 2017–2018 годах. Дела объединены в одно производство, в рамках расследования была проведена почерковедческая экспертиза бланков уведомлений о прибытии иностранных граждан на предмет подлинности подписей Татьяны Котляр.

— В отличие от предыдущих дел, в новых делах пошел корыстный мотив, в то время как статья 322.2 УК не предусматривают учет какого-либо мотива: есть фиктивная регистрация и есть ее последствия. Вопросы мотива законодателя не интересуют, но следователь нам прямо говорит: «А у нас так принято». Год назад так не было принято, год назад такого не было. И два года назад такого не было. У них практика как-то постоянно скачет: первое дело шло одним эпизодом, во втором пошла многоэпизодность, — рассказал «7х7» Илларион Васильев.

Илларион Васильев
Адвокат Татьяны Котляр
В январе 2019 года прокуратура отказала Котляр в удовлетворении ходатайства о переквалификации обвинения. Правозащитница требовала исключить квалифицирующий признак корыстного мотива, который, по ее мнению, дискредитирует ее в глазах общественности.

«Я осуществляла постановку на учет исключительно бескорыстно, руководствуясь гуманными поводами и в целях правозащитной деятельности по защите иностранных граждан. Включение корыстного мотива в мое подозрение (обвинение) происходит впервые, и я считаю, это направлено на дискредитацию меня в глазах общественности», — говорилось в ее ходатайстве.

Котляр пишет, что дознаватель ОМВД России по городу Обнинску Марина Сирык на вопрос о включении корыстного мотива ответила: «Мы всегда так делаем по аналогичным делам».

— Это говорит об отсутствии непредвзятого подхода, мое уголовное дело расследуется по шаблону и не принимаются во внимание обстоятельства. Квалификация подозрения по наличию или отсутствию корыстного мотива также является излишней, его нет в статье 322.3 УК РФ, — рассказывала Татьяна Котляр. В итоге прокуратура все-таки исключила из состава обвинения корыстный мотив правозащитницы. Это произошло на стадии прений 17 апреля.
«Другого способа им помочь у меня не было»
«…Регистрация беженцев с Украины и переселенцев в моей квартире никому не причинили никакого вреда: в деле нет пострадавших, нет ущерба ни государству, ни гражданам. <…> Странное такое преступление, от которого никто не пострадал. <…> Никакой регистрации, кроме фиктивной, эти беженцы оформить не могут. Что я должна сказать беженцу: «Иди, покупай фиктивную регистрацию»? Сказать: «Россия — плохая страна, зря вы приехали в Россию, вам здесь никто не будет помогать. И я не буду. Потому что, если я вам помогу, если я вас зарегистрирую — меня будут судить как преступницу»? <…> Государство — в котором беженцам никто не помогает — действительно очень плохое государство. Поэтому я делала то, что не делает государство — я регистрировала беженцев в моей квартире. <…> Я не знаю, есть ли польза от моих преступных действий государству. Но я точно знаю: мои действия помогли сотням реальных людей стать гражданами России. И другого способа им помочь у меня не было».
Татьяна Котляр. Последнее слово на судебном процессе 12 сентября 2017 года, по которому был вынесен обвинительный приговор
По мнению юрисконсульта калужского отделения движения «За права человека» Любови Мосеевой-Элье, Татьяна Котляр «просто взяла на себя удар, когда власти не шевелились».
«Я действительно регистрировала у себя в квартире иностранных граждан, но в каком количестве, сказать не могу. <…> Денежные средства я не брала, оказываю правовую помощь. При этом я знала, что зарегистрированные граждане проживать у меня не будут: я им этого не предлагала, они меня об этом не просили. Я знала, что регистрация является фиктивной, поскольку я не собиралась предоставлять им свою квартиру для проживания. Действия по постановке на учет я осуществляла только с целью помочь в дальнейшем оформлении документов и проживания на территории РФ».
Татьяна Котляр. Из протокола допроса 29 ноября 2018 года
Уникальность дела Татьяны Котляр заключается в том, что она открыто признает факты фиктивной регистрации, но не считает их преступлением, рассказывает ее адвокат Илларион Васильев.

— По идее, регистрация по месту жительства — это распорядительный акт государственного органа власти, и вместе с Котляр на скамью подсудимых должен садиться паспортист. Но статья 322.2 УК РФ сама по себе неопределенная. Например, как по большому счету вообще можно доказать, что регистрация фиктивная? Как можно заставить человека приходить и жить? Если б она [Котляр] взяла эту позицию — «я предложила людям жить, но они не поселились» — все было бы иначе. Но она берет более сложную позицию и идет, что называется, «с открытым забралом». Такое ощущение, что депутаты, подписывая закон, говорили: «Все равно статья работать не будет». А нет, заработала, и практика по ней и по «резиновым квартирам» уже сложилась, — замечает защитник.

Прокуратура Калужской области в ответе на редакционный запрос «7х7» сообщила, что «единой судебной практики по данному вопросу в регионе [Калужской области] не имеется».
Дорога в правозащиту
Правозащитной деятельностью Татьяна Котляр, как и многие ее коллеги, стала активно заниматься с начала 90-х годов. До этого ей пришлось поработать сотрудницей гидрометинститута, института атомной энергетики, а также школьным учителем физики и математики.

В мае 1982 года в квартиру в Обнинске, которую снимала тридцатилетняя сотрудница Всесоюзного научно-исследовательского института гидрометеорологической информации Татьяна Котляр и ее супруг, программист и философ Антон Неверовский, пришли сотрудники КГБ. Во время обыска чекисты изъяли его рукописи. Хотя тогда Татьяна Котляр не столкнулась с уголовным преследованием, подозрение в распространении самиздата стоило ей карьеры в крупной всесоюзной организации. После этого будущей правозащитнице два года пришлось работать сторожем, и только в 1985 году ее взяли учителем в школу.

В российской «Википедии» есть отдельная категория статей — «Правозащитники». В списке 131 фамилия. Страницы, посвященной Татьяне Котляр, в ней пока нет. Волонтер движения «За права человека» Лев Ингель считает это большой несправедливостью и надеется когда-нибудь ее исправить. Текст будущей вики-статьи о калужской правозащитнице он подготовил давно.
Волонтер движения «За права человека» Лев Ингель считает большой несправедливостью отсутствие статьи про Котляр в «Википедии»
«Википедия» обязывает авторов придерживаться научного стиля и «нейтральной точки зрения». Но некоторые факты из биографии Котляр Лев Ингель считает удивительными и уникальными для России. Двадцать лет Татьяна Котляр побеждала на выборах: в Обнинское городское собрание и Заксобрание Калужской области. Для человека, за которым не стояло административного или финансового ресурса и который не скрывал своих либеральных убеждений, это «поразительное достижение», уверен Ингель.
— Могу сказать, что я прошла школу Татьяны Котляр: она учила меня заниматься правозащитой. Но что она стала заниматься мигрантами — отчасти моя заслуга. До 2001 года она ими не занималась. Когда я была ее помощником [Татьяна Котляр была областным депутатом] и у меня был статус беженки, то ей поневоле приходилось решать мои проблемы. Я просвещала ее и других калужских депутатов, кто такие мигранты, знакомила с юристами. Как результат — в 2007 году губернатор Калужской области по просьбе Татьяны Михайловны подписал программу переселения соотечественников. И на каком-то этапе она вырвалась вперед — как будто сама была беженкой! Она же потом инициировала и поправки к этой программе.

Любовь Мосеева-Элье
Юрисконсульт калужского отделения общественного движения «За права человека»
Неудобный депутат
В течение 20 лет Татьяна Котляр избиралась депутатом Обнинского городского собрания (четырежды) и Законодательного собрания Калужской области (дважды). В 1994 году ее впервые избрали депутатом городского собрания в Обнинске.

— Может быть, это самый поразительный ее результат: в течение около двух десятков лет в условиях постоянной травли ее политический вес и доверие избирателей все время возрастали. Возможно, это случай, уникальный в истории. В городских СМИ постоянно с энтузиазмом обыгрываются сюжеты о «депутате-уголовнике», которая, оказывается, отстаивает интересы не своих избирателей, а тех, кто «понаехали». Этот тип пропаганды всегда производил впечатление: в конце концов ее ведь и не избрали [в 2015 году], — рассказывает Лев Ингель.

Татьяне Котляр удавалось побеждать на выборах даже самых именитых и состоятельных оппонентов. В 2004 году она обошла обнинского предпринимателя, основателя топливной компании «Юстас» Виктора Дроздова, а в 2010 году заняла первое место в пятимандатном округе, опередив бывшего футболиста и гендиректора аптечной сети «Фито-Фарма» Льва Березнера.

— Чтобы встретиться с тремя десятками избирателей где-нибудь в Людиново, ей иногда приходилось проводить ночь в рейсовом автобусе. И вот проблема для кандидата в депутаты: как узнать новости за время ее отсутствия, где назначена встреча с избирателями назавтра и что пишут о ней газеты? Хорошо, если у нее на поселке работал телефон-автомат, из которого она могла позвонить по дороге домой с автостанции и хоть что-то узнать. Бывало, слышу по телефону, как ее просят освободить автомат. Она тоже за словом в карман не лезет, но разговор закончен… — делится воспоминаниями Лев Ингель.

Котляр всегда была «самым неудобным депутатом из всех», вспоминает Мосеева-Элье. Во время сессии 40 депутатов Заксобрания вставали под гимн РФ. И только Котляр сидела, поскольку он был написан во времена Сталина и ГУЛАГа. А под них, по мнению правозащитницы, логичнее было сидеть.

О том, что Котляр всегда была не только неудобным, но и непреклонным и неподкупаемым оппонентом, Ингель хочет рассказать читателям «Википедии». По его мнению, именно в 90-х годах надо искать истоки нынешних уголовных дел в отношении Котляр и ее конфликта с российской законодательной системой.

— Уже в 90-е годы Татьяна Котляр резко выделялась своей радикальностью и бескомпромиссностью. Она не была склонна к дипломатии и эвфемизмам: с ее темпераментом и в те времена несдержанностью, бывало, шокировала не только «совков», но и сочувствующую демократам публику. Она была очень хорошо образована, свободна от многих предрассудков и последовательна, но за «вызывающим поведением» это мало кто понимал. Она сразу стала излюбленной мишенью всех, кого не устраивали демократические перемены. СМИ годами рисовали образ одиозной «городской сумасшедшей», и этому многие долго верили, — вспоминает Лев Ингель.
«Наш народный омбудсмен»
Котляр в Обнинске — городе на 115 тыс. жителей — знают все. Во время командировки корреспондент «7x7» спросила о работе Котляр у десяти случайных прохожих на улице Лейпунского — одной из центральных в городе. «Сумасшедшая старуха», «Лучше о ней, как о покойнике, — никак», «Она молодец и делает для мигрантов нужное дело» — отвечали обнинцы. Кто такая Котляр, не переспросил никто. Лучше всего о Татьяне Котляр смогли рассказать ее ближайшие коллеги, единомышленники и сотрудники.

Представители власти — начальник обнинского отдела по вопросам миграции (ОВМ) ОМВД России Наталья Максименко и старший дознаватель отдела дознания ОМВД Марина Сирык, которая вела новые уголовные дела Котляр, — от комментариев о личности и деятельности Татьяны Котляр воздержались.
— Мы познакомились с Татьяной, когда проходили трехмесячные курсы для руководителей НКО, потом работали в калужском фонде «Стратегия» — помогали калужанам организовывать НКО. Татьяна Михайловна — человек большой и неоднозначный, очень стойкий человек, с характером: ничто ее не сгибает. Она на восемь лет старше меня, но я за ней уже не успеваю. Она ворчит, что я сейчас мало работаю: мы с ней были вместе 20 лет в режиме гонки. Но я из режима «скорой помощи» перешла в режим терапевта, на консультирование. Она говорит мне: «Давай догоняй», но я научилась говорить ей «нет» в последние годы. Не могу посвящать себя работе семь дней в неделю и 24 часа в сутки. А Татьяна может. У нее такой потенциал, — не знаю, откуда он, — но этим она и потрясает. Вообще, она отзывчивый, простой, доступный человек. Иногда — гипердоступный. Позволяет «садиться ей на шею»: принимает звонки до 23 часов вечера. Я не знаю тех, кто занимался бы правозащитой в таком объеме и масштабах. Я пыталась, но меня три раза оштрафовали, и я перестала. Мы ее называем «наш народный омбудсмен». Ей 68. И таких, как она, в России больше нет.

Любовь Мосеева-Элье
Юрисконсульт калужского отделения общественного движения «За права человека»
Те, кто работают с Котляр сегодня, уверяют, что она не утратила энтузиазма и энергии, о которых рассказывают ее друзья и коллеги из 90-х.

— Она заводит всех своим энтузиазмом, под ее руководством работается легко и интересно. Даже если мы проигрываем суды первой инстанции, Татьяна Михайловна говорит: «Всегда есть вторая инстанция, ничего не бояться, вперед и только вперед». Она вообще не способна думать о плохом. В любой ситуации пытается найти выход. Она оптимист с большой буквы, боец и борец, — рассказывают Светлана Романова и Наталья Максимова, юристы команды Татьяны Котляр.
— С Татьяной Котляр мы познакомились в Обнинске 30 лет назад, когда состояли в демократических организациях. Она очень своеобразный, на редкость мужественный, очень умный и образованный человек. Она старается помочь своим единомышленникам и сотрудникам, к этому особенно чутко относится. Я ее считаю великим человеком, а у великого человека и недостатки немаленькие. Она очень эффективно работает сама, но вот когда надо организовать работу… В общем, бывает, за многие вещи берется, но не все успевает сделать.

Лев Ингель
Волонтер калужского отделения движения «За права человека»
«Ворота» в Россию
Калужскую область называют «воротами» в Россию для мигрантов. Согласно официальным данным МВД, в прошлом году в регионе было поставлено на учет 264,8 тыс. мигрантов. Больше в Центральном федеральном округе (ЦФО) только в Москве и Подмосковье. Цифры говорят сами за себя. 264,8 тыс. человек — это вдвое больше, чем живет в Обнинске, или четверть населения Калужской области. В города-миллионники приезжает меньше мигрантов. К примеру, Воронежская область с численностью населения почти 2,5 млн человек приняла в прошлом году всего 156,1 тыс. приезжих из зарубежья.

Сейчас в Калужской области проживает больше 62 тыс. иностранцев и лиц без гражданства. Это половина населения Обнинска. Среди мигрантов преобладают узбеки (31%), таджики (23,4%), молдаване (10,2%), украинцы (9,6%) и армяне (8,4%).

— Ситуация в Обнинске стала меняться, как и во всей стране, примерно с 2013–2014 годов. Увеличился поток мигрантов, в регионе усилились ксенофобские настроения, «обострилась дружба народов». Появились законы, которые очень затрудняют регистрацию и, следовательно, нормальную жизнь мигрантов, — вспоминает Лев Ингель.

По данным прокуратуры Калужской области, преступность в сфере незаконной миграции растет: в прошлом году было возбуждено две тысячи уголовных дел по статье 322.3 УК РФ («Фиктивная постановка на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в Российской Федерации»). Это в три раза больше, чем в 2017 году, и в четыре раза больше, чем в 2016 году.
Те, кто приезжает в Калужскую область по программе переселения соотечественников, получают дополнительные меры соцподдержки
В то же время, как сообщили «7х7» в областном министерстве труда и социальной защиты, в регионе не хватает рабочей силы. Поэтому местные работодатели компенсируют недостаток работников, привлекая иностранцев. В прошлом году в регионе было выдано 28,5 тыс. разрешений на работу (у юридических лиц) и около 27 тыс. патентов (на работу у физических лиц). Темпы роста небольшие — примерно на одну-две тысячи в год, — но в Калужской области все охотнее оформляют иностранцам документы на работу.

Те, кто приезжает в Калужскую область по программе переселения соотечественников (за 12 лет действия программы в ней поучаствовали больше 72 тысяч человек), получают дополнительные меры социальной поддержки. Помимо государственных гарантий, регион предлагает также единовременное пособие на обустройство (от 10 до 60 тыс. руб.) и дополнительное профессиональное образование.
Истории спасения
Татьяна Котляр помогла тысячам мигрантов (точное количество она назвать не может) и продолжает принимать десятки людей ежедневно. Каждая «история спасения», как их называют между собой коллеги Татьяны Котляр, заслуживает отдельного внимания. Нуждающиеся в помощи либо не могут выполнить требования закона, либо добиваются заветных документов по нескольку лет подряд, либо годами живут в России вне закона.
История № 1: «Шестеро детей? Извините, но у вас нет регистрации»
Исмаил и Татьяна Фейзуллаевы, беженцы с Украины, живут в Обнинске и воспитывают шестерых детей:

— Мы приехали из Полтавской области Украины в мае 2014 года. Сначала сняли квартиру в городе Белоусово [Калужской области]. Супруга была на сносях, но в соцзащите нас не приняли из-за отсутствия регистрации. Когда приехали в Обнинск, нам сказали то же самое: «Извините, у вас нет регистрации». Я работал в «Магните», и одна коллега рассказала, что есть в городе такая Татьяна Михайловна — на тот момент еще депутат городского собрания — она, говорит, может вам помочь. В первую очередь Татьяна Михайловна помогла с регистрацией — зарегистрировала у себя нас и пятерых детей. А потом говорит: «Ситуация замечательная. Пишем жалобу».

Семья Фейзуллаевых и сегодня зарегистрирована у Татьяны Котляр, а по факту снимает квартиру в другом месте — ни один собственник не берется регистрировать такую большую семью. Недавно в ней родился шестой ребенок: его родители планируют тоже прописать у Татьяны Котляр.

— Татьяна Михайловна помогает нам уже пятый год абсолютно бесплатно. У детей — миграционный учет, мы оба получили РВП [регистрацию временного пребывания]. Это кропотливый, долгий путь. Татьяна Михайловна не только не берет деньги, но и как-то достала нам 700 рублей на госпошлину, когда у нас совсем их не было, — рассказывают Фейзуллаевы.

С поиском работы, по словам Исмаила, в Обнинске огромные сложности: граждан Украины не принимают. То, что несколько лет назад его взяли на работу в «Магнит» (с временным убежищем, а не РВП), он до сих пор считает удачей. Исмаил вспоминает слова кадровиков гипермаркета: «Когда вы уволились, мы все тут перекрестились». Сейчас глава семейства Фейзуллаевых работает, но на поиски работы ушло несколько месяцев. Он устроился в ресторан фастфуда, но не в штат компании, а по аутсорсингу. Платят, по словам Исмаила, меньше, но зато официально.
В органы соцзащиты Татьяна Котляр ходит на совместные приемы мигрантов
Денег в семье все равно не хватает. Детские пособия и льготы Фейзуллаевы не получают: органы соцзащиты, хоть и видят, что у них шестеро детей, но отказывают на основании фиктивной регистрации у Татьяны Котляр. Так и говорят: «Почему к нам таких посылают? Мы не обслуживаем таких, которые зарегистрированы по этому адресу. Вас завтра снимут, а мы вам будем платить».

— Даже несчастных 50 рублей в месяц из-за этого не могут оформить. Мы даже не просим пособия, а удостоверение многодетной семьи, чтобы оформить детям бесплатное питание в школе, — говорят Фейзуллаевы.

Ситуация напоминает замкнутый круг, ответ сотрудников органов соцзащиты один: «Либо зарегистрируйтесь по месту проживания, либо проживайте по месту регистрации». А собственник квартиры, где живут Фейзуллаевы, регистрировать семью отказывается.

На совместном приеме мигрантов, который 24 января в Обнинске провели начальник УВМ (управления по вопросам миграции) УМВД России по Калужской области Елена Максимова и начальник обнинского ОВМ ОМВД Наталья Максимова решалась в том числе и судьба семьи Фейзуллаевых. Пока вопрос с их статусом пребывания в России так и не решен из-за отсутствия пресловутой регистрации.

— Я не знаю, что они собираются с ними делать — с семьей, в которой шестеро детей и один муж работает. У них уже закончилась госпрограмма [содействия добровольному переселению соотечественников в РФ], у них закончится и РВП при таких обстоятельствах. Ну сняли их с миграционного учета, а делать-то что с ними собираетесь? — спросила Татьяна Котляр руководство управления, и вопрос так и остался без ответа. До марта 2020 года — когда у Фейзуллаевых заканчивается РВП, остается меньше года. Но случай — не из простых, и решить такие проблемы сотрудники миграционной службы не могут годами.
История № 2: Выдворение из страны — выдворение из семьи
Аннамурод Аннаев (гражданин Таджикистана, в России — с 2012 года) и Алина Попова (гражданка России, беженка с Украины, в России с 2014 года). Живут в Обнинске в гражданском браке полтора года.

Аннамурод Аннаев — один из тех, кто нарушил режим пребывания в России (пункт 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ). Еще в 2017 году он потерял свой таджикский паспорт, а когда получил новый, то никак не легализовал свое положение — не встал на учет в органах по вопросам миграции. Аннаев «попался» в декабре 2018 года, когда сотрудники ДПС остановили автомобиль, в котором он ехал вместе с гражданской супругой. Документов на право пребывания в России у него не оказалось.

Малоярославецкий районный суд оштрафовал гражданина Таджикистана на две тысячи рублей и постановил выдворить его из России за нарушение режима пребывания в стране. До отъезда Аннаева поместили в Калужское специальное учреждение временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ).

Мужчина и сам знает, что нарушил закон: при обжаловании решения в Калужском областном суде он признал свою вину, но попросил не выгонять его из страны, где живет его любимая женщина, которую он называет не иначе как женой, и маленький сын. Его супруга Алина Попова объяснила судье, что не справится без гражданского мужа. Семья живет в дачном домике с печным отоплением, без водопровода и канализации. Если Аннаева вышлют, он не сможет вернуться на работу в Россию и у семьи не останется единственного шанса выбраться из нищеты. Молодые люди заявили, что хотят официально зарегистрировать брак, но не могут сделать этого без справки из Таджикистана о том, что Аннамурод не женат.
Аннамурод Аннаев и Алина Попова заявили, что хотят официально зарегистрировать брак в Калужской области
— Такая справка в Таджикистане [если не ехать за ней лично] стоит от 15 до 20 тысяч рублей. А не выехал он за ней, потому что назад в Россию его не пустили бы. Вот если оставят его, то будем копить на эту справку. Получим, распишемся и будем жить вместе, — рассказала Алина Попова корреспонденту «7х7» в перерыве судебного заседания.

Между тем регистрация брака действительно помогла бы Аннамуроду Аннаеву остаться в стране. В конце 2018 года в Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ» внесли соответствующие поправки. Теперь иностранцы, которые хотят жить в России вместе со своими супругами-россиянами, могут обратиться за регистрацией без квоты.

— Я не знаю, как повысить общую правовую грамотность. Никто ничего не объясняет, это проблема. Прошу суд не ломать людям жизнь. Какая необходимость разрушать семью? Они не могут жить ни на Украине, ни в Таджикистане. Единственная страна, где они могут жить — это Россия. Я помогу им с документами. Другим помогаю и им помогу. Под мою ответственность, — обратилась с просьбой к судье Татьяна Котляр.

Однако областной суд оставил в силе решение о выдворении Аннаева из России. Теперь молодые люди решают, что делать дальше, и рассчитывают на дальнейшую помощь Татьяны Котляр.

— Мы узнали о Татьяне Михайловне примерно полгода назад от знакомых. Она помогла нам написать жалобу против выдворения мужа из России, съездила с нами в суд. Соответственно, это все бесплатно, а не как остальные — берут за это деньги. Так бы это стоило тысяч 20. Но суд был не на нашей стороне. Посчитал, что нет основания для отмены выдворения. Хоть у него только одно нарушение. Он мой гражданский муж, но мы не расписаны — наверное, только из-за этого его здесь не оставляют, — рассказала «7х7» после суда Алина Попова.
«Резиновая» квартира, или дом с призраками
Поводом для возбуждения всех трех уголовных дел в отношении Татьяны Котляр стала ее «резиновая квартира». Так в народе называют квартиры, в которых прописывают очень много людей, иногда даже больше, чем можно представить. Причем независимо от того, живут они там или нет. Разница лишь в том, что если люди там все-таки прописаны, но не проживают, то это еще и «резиновая квартира» с фиктивной регистрацией.

Проблема «резиновых» домов возникла в России в 2004 году, когда вступили в силу изменения в Жилищный кодекс РФ и собственники помещений получили право регистрировать у себя любое количество «подселенцев». Такой критерий, как минимальный метраж жилой площади в расчете на человека, исключили из законодательства.

Сроки регистрации и ответственность за их несоблюдение тоже четко прописаны в законодательстве. Федеральный закон «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ» обязывает делать регистрацию как по месту жительства (в течение семи дней), так и по месту пребывания (в течение 90 дней). За отсутствие регистрации статья 19.15.1 КоАП РФ предусматривает штраф для граждан от двух до трех тысяч рублей, для собственников помещений — от двух до пяти тысяч рублей. Иностранцы и лица без гражданства в соответствии с Федеральным законом «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ» обязаны встать на миграционный учет в течение семи дней со дня прибытия в страну. В случае нарушения сроков статьи 18.8 и 18.9 КоАП РФ предусматривают штрафы для приезжих в размере от двух до пяти тысяч рублей, а для принимающей стороны — от двух до четырех тысяч рублей.

Квартира Татьяны Котляр, которая служит «спасательным кругом» для мигрантов и одновременно источником ее проблем с российской правоохранительной системой, не просто «резиновая», но и с фиктивной регистрацией. Максимальное наказание за фиктивную регистрацию по статье 322.2 УК РФ — лишение свободы на срок до трех лет.

Дело с «резиновой квартирой» Котляр усложняет многоэпизодность нарушений: за пять лет она прописала у себя дома тысячи мигрантов. Но правозащитница любит поговорку коллег: «Делай что можешь и будь что будет» и не скрывает, что регистрирует всех, кому нужна помощь. А нужна она почти каждому: по закону у беженца или мигранта есть только семь дней, чтобы встать на учет.

«Резиновая» квартира Котляр расположена в Обнинске, в доме по улице Курчатова, 17. Это практически центр города, типичная девятиэтажная «брежневка». Корреспондент «7х7» побывал в гостях у Татьяны Котляр и своими глазами увидел, как живет российская правозащитница и ее «постояльцы».
«Резиновая» квартира Татьяны Котляр
Скромная «трешка» со смежными комнатами под завязку забита книгами и макулатурой. Здесь же расположен и домашний рабочий кабинет Татьяны Котляр. На столе — ходатайство о переквалификации обвинения по новому уголовному делу и свежий отказ на это ходатайство.

В этой квартире с 2001 года живут только Татьяна Котляр и ее муж. А на бумаге — сотни и тысячи мигрантов, которые не нашли другого человека, готового зарегистрировать их у себя. На наш вопрос о том, как же в квартире помещаются все, кто прописаны, и вообще, сколько их, Татьяна Котляр с улыбкой отвечает:

— Я не знаю, сколько их тут. Я же не считаю. Регистрирую всех, кого надо. Если они и живут тут, то, видимо, только в виде призраков.

Хотя в своей квартире Татьяна Котляр прописывает всех, кому это необходимо, дальше «квартиранты» отправляются жить кто где найдет. Соседи говорят, что Котляр вдвоем с мужем «живет тихо, закрытой жизнью». То же самое утверждают в судах свидетели по ее уголовным делам.

Впрочем, «трешка» на улице Курчатова — не единственная: в уголовных делах фигурирует и другая квартира Татьяны Котляр, которая досталась ей от матери. Она находится на улице Лермонтова. В ней тоже прописаны несколько сотен мигрантов и беженцев, для которых регистрация стала вопросом жизни.

— Полиция, конечно, тоже мобилизовалась: как только видят людей с адресами на улицах Курчатова и Лермонтова, через два-три дня аннулируют регистрацию. То есть люди попадают в группу риска, иногда не зная, что их могут выдворить. И отношение к человеку по этим адресам совсем иное, отрицательное. Сейчас люди говорят: за консультациями к Котляр пойдем, но регистрироваться будем в другом месте. Говорят, «мы сразу становимся изгоями, получаем метку», — комментирует Илларион Васильев.
«А зачем вы сюда приехали?
Возвращайтесь обратно»
Вопросы миграции в России, которыми ранее ведала Федеральная миграционная служба, в 2016 года были переданы напрямую МВД. Обнинский отдел по вопросам миграции при местном отделе МВД в 2018 году переехал. Никаких очередей корреспондент «7х7» не заметил ни возле здания, ни внутри него. Для посетителей есть специальный зал для приема, а также отдельные кабинеты, где консультируют специалисты по более узким нюансам миграционного законодательства.

А вот кабинет начальника ОВМ ОМВД по городу Обнинску Натальи Максименко на втором этаже здания находится под кодовым замком.

— У начальницы нашей «миграционки» приемный только один день в неделю — вторник, с 9 до 12. В любые другие дни к ней не попасть. Якобы инспекторы обо всем ставят ее в известность, но срочно решить проблемы невозможно. Взаимодействие с миграционной службой зачастую идет очень сложно: они просто не хотят общаться, — рассказывает юрист Светлана Романова.

По словам другого юриста Татьяны Котляр, Натальи Максимовой, во всех других районах Калужской области начальники миграционной службы более доступны. По крайней мере, можно зайти и решить какую-то проблему. Как говорят юристы Котляр, ситуация после передачи функций ФМС МВД резко изменилась в худшую сторону.

— Сократили около трети опытных сотрудников, которых и так катастрофически не хватало. Новые ни одного дня не работали в паспортном столе и с миграционным законодательством. А оно [законодательство] довольно тонкое и сложное. Цели помогать у них [новых сотрудников] точно нет. Ощущение, что это карательный орган: всех наказать, всех выгнать. Инспектор по миграционном учету конкретно говорит: «А зачем вы сюда приехали? Возвращайтесь обратно», — рассказывают юристы Светлана Романова и Наталья Максимова.
Сама Татьяна Котляр придерживается того же мнения:

— Для полиции миграция — это правонарушение, а мигрант — нарушитель закона. Они [сотрудники ОВМ] искренне считают, что их обязанность — бороться с миграцией. Конечно, должна быть служба и вертикальная подчиненность: если в Москве решили, то внизу должны это делать. А не говорить, что «мы не подчиняемся московскому управлению миграции, а подчиняемся местному начальнику полиции». Который в этом, извините, ничего не понимает. Снизилась компетентность, поуходили специалисты, которые не могут в таких условиях работать, возникли противоречия между госпрограммой [переселения соотечественников] и массой документов, направленных на то, чтобы повыгонять из России мигрантов.

Татьяна Котляр
Количество квот на регистрацию временного пребывания, по словам Татьяны Котляр, снизилось: сейчас на десятки тысяч мигрантов в Калужской области приходится примерно 1,5 тыс. РВП. В 2018 году регистрацию временного пребывания получили 8 тыс. человек, вид на жительство — более 2,5 тыс. человек, гражданство РФ — почти 19 тыс. иностранцев.

Между тем без квот нельзя стать участником программы переселения соотечественников:

— И что собираются с этими людьми делать? Зачем создавать искусственный дефицит? Я понимаю, нет денег в бюджете, нет жилья на всех. А что, возможность дать гражданство — тоже сильный дефицит? Приехали люди, хотят жить в России, давайте им дадим паспорта по заявлению, и все, — комментирует дефицит с квотами на РВП Татьяна Котляр.
Квоты на РВП, рассказывает Котляр, тоже делит «миграционка» — и не всегда по официальным каналам.

— Создается какая-то комиссия, на которую не попасть. Прячут квоты под прилавок и дальше, говорят, что продают за большие деньги. Против этого трудно возразить: платные услуги есть, но невозможно доказать, что эти деньги идут чиновникам. Может, их жулики берут? Говорят: «Хочешь РВП, плати 120 тысяч». Говорит, конечно, не сотрудник паспортного стола, но дают понять, что деньги пойдут туда. Доказать, что чиновники берут взятки, при таких обстоятельствах невозможно. Не надо создавать взяткоемкой ситуации и искусственного дефицита. Вопросы регистрации — как раз искусственно созданная проблема, по глупости. Пользы государству не вижу. Отдельно взятым лицам — да. Но ведь не для них законы писались? — говорит правозащитница.

Юристы Татьяны Котляр признаются, что в сложившихся условиях не чувствуют себя в полной безопасности.

— Вопрос безопасности — это провокационный вопрос. Нас не очень любят. Поэтому, конечно, опасаемся. Чувствуется, что кто-то пытается пробить, за что-то зацепиться. Как-то у меня был процесс до позднего вечера, и после него меня преследовала машина. Содрали номер, разбили фару. Кто это был, я не знаю. Может, и хулиганы, — делится Наталья Максимова.
«Закончится обвинительным приговором»
Илларион Васильев напоминает, что предыдущее уголовное дело в отношении Татьяны Котляр «великолепно закончилось в связи с истечением сроков давности и оправданием по девяти эпизодам». В 2017 году суд применил к правозащитнице примечание к статье 322.3 УК РФ, согласно которому лица, которые содействуют раскрытию своего преступления, освобождаются от уголовной ответственности. Получилось, что, когда Котляр сообщала органам власти о фиктивной регистрации мигрантов, она содействовала раскрытию собственного преступления. По данным прокуратуры Калужской области, на основании примечаний к статьям 322.2 и 322.3 Уголовного кодекса РФ суды прекращают практически половину уголовных дел.

— По сути, суд открыл нам этот коридор: зарегистрировал людей — отправляй письма в «миграционку», содействуй раскрытию своего преступления. Но дело еще в том, что у нее [Татьяны Котляр] не хватает ресурсов, чтобы вести нормальный учет, — добавил адвокат Котляр.

Сама Татьяна Котляр убеждена, что обвинительного приговора не избежать:

— Поскольку есть статьи УК, что простая помощь людям в виде их регистрации, прописки в вашей квартире, то очевидно, что закончатся они обвинительным приговором.

С процессуальной точки зрения, защита считает, что особых изменений по делам Татьяны Котляр ждать не стоит.

— В первом деле судья подала в отставку: она довела его до конца, потом вернула на дополнительное расследование и ушла в отставку. Такое ощущение, что это дело доконало ее как специалиста. Потому не исключено, что за дело просто никто больше не хочет браться, — рассказал Илларион Васильев.
Столкновение человека с системой
Уголовные дела против Татьяны Котляр — это столкновение человека с системой. Мы спросили об этом тех, кто близко знает Татьяну Котляр, и задали всего один вопрос: «Является ли она преступницей или делает правое дело?»

— Формально она — нарушитель закона, а с гражданской, человеческой точки зрения — у нее нет выбора. К тому же она создает проблемы местным коррупционерам, там созданы цепочки и схемы. Котляр ломает эти схемы, она же бесплатно это делает, — считает ее адвокат Илларион Васильев.

— Регистрация в России — это больше, чем регистрация. И то, что она делает — это абсолютно правильно, это единственно возможный путь. Она публично борется, ей трудно переломить систему. Она протестует, слегка эпатирует. Ее эпатажное поведение на грани возможного. Это гражданский подвиг, подвиг гражданского неповиновения. Это работа, жилье, школы, сады, больницы и библиотеки. Она говорит мне: «Ты же понимаешь, что мы последняя инстанция для этих людей. Кто, если не мы?» — рассказывает Любовь Мосеева-Элье.

— Я считаю, что она правильно поступает: если законы бесчеловечны, то невозможно их не нарушить. Татьяна Котляр, как может, помогает людям и никогда не прогибается перед начальством. Я слышал, как люди говорят, что Татьяна Михайловна их спасла — буквально спасла — из безвыходного положения. Мне кажется, есть законы, которые приходится нарушать, — считает Лев Ингель.
— Люди должны в семидневный срок встать на миграционный учет. Но за семь дней невозможно найти принимающую сторону, которая бескорыстно зарегистрирует. Государство требует регистрации, но жильем обеспечить не может. Татьяна Михайловна обеспечить всех жильем, конечно, тоже не может, а вот регистрацию ей приходится сделать. Надеемся на справедливость. Татьяна Михайловна делает доброе дело: она, как Иисус, жертвует собой, чтобы другим людям помочь. Чтобы до властей наконец дошло, что этот закон надо сменить, она жертвует собой. Она одна такая, больше таких вообще может даже не родиться, — полагают Наталья Максимова и Светлана Романова, юристы Татьяны Котляр.

— Мы не считаем, что она нарушитель закона, потому что столько, сколько она делает для приезжих людей с проблемами, наверное, больше не делает никто. Она действительно помогает людям. Образно в «миграционке» за углом у дяди Васи можно оформить фиктивную регистрацию. Но стоить это будет от 10 до 15 тысяч рублей с человека. Так кого надо судить? — делится своими размышлениями семья мигрантов из Украины, Исмаил и Татьяна Фейзуллаевы.
Спрашивать или уведомлять?
Существующая в РФ система регистрации иностранцев и российских граждан по своей сути — разрешительная: только органы государственной власти могут решать, давать ее или нет. Но она — не единственно возможная.

Например, в Азербайджане, Белоруссии, Грузии, Латвии, Молдавии, Эстонии и ряде европейских стран действует уведомительная (декларативная) система регистрации. Это значит, что гражданин не просит разрешения на регистрацию у органов власти, а просто уведомляет их (ставит в известность) о своем месте жительства или месте пребывания.

Формально в России тоже действует уведомительный порядок регистрации, который расходится с существующей практикой. «Миграционный учет имеет уведомительный характер», — говорит пункт 2 статьи 4 Федерального закона «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ».

— Татьяна Михайловна — давний противник разрешительной системы регистрации [которая, по факту, действует в России]. Это отчасти тоже влияет на сложность ведения наших дел, — говорит адвокат Илларион Васильев.

По мнению самой Татьяны Котляр, статьи о фиктивной регистрации необходимо переписать так, чтобы регистрация граждан не была уголовным преступлением. Необходимо сделать так, чтобы регистрация зависела только от самого гражданина: он просто должен зарегистрироваться по тому адресу, где фактически проживает. Никаких разрешительных документов на жилье и согласия собственников в этом случае не потребуется. Государство будет знать, где он находится, где его искать, и его контактный телефон.

— Все. Никаких проблем не будет. Но те, кто сегодня принимает решения, они, что называется, не в теме. Они не понимают, чем вызвана фиктивная регистрация: она создана действующими законами и правоприменительной практикой в России. Больше она ничем не вызвана, — заключает Татьяна Котляр.

Большинство юристов, адвокатов и правозащитников сегодня поддерживают эту позицию и выступают против уголовного преследования за фиктивную регистрацию.

— Я считаю, этой статье 322.2 нечего делать в Уголовном кодексе. Фиктивная регистрация не обладает такой степенью общественной опасности, которая бы позволила приравнивать ее к кражам, грабежам и разбою. Если человек, скажем, хочет устроить притон, ему не нужна регистрация. Это несвязанные вещи. Нужно исходить не из формального основания к регистрации, а из фактов реальной общественной опасности. Например, если человек фиктивно регистрирует другого человека, пытаясь скрыть преступника, — тогда да, это можно расценивать как пособничество. Но какая общественная опасность в том, если вдруг человек сначала хотел проживать по адресу и зарегистрировался там, а потом передумал и исчез? Собственник не может его найти — значит, он оказывается преступником? Чтобы выписать его, надо приложить титанические усилия — только через суд. Высокие штрафы за фиктивную регистрацию — да. Но уголовная ответственность — нет. Последние тенденции в законодательстве меня вообще пугают: у нас стали по любому поводу вводить уголовную ответственность и делать людей преступниками на ровном месте, — говорит адвокат московской коллегии адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры» Максим Крупский.
Как в России судят за «резиновые» квартиры
В Московской области неоднократно пытались привлечь к ответственности главу приюта для бездомных «Ной» Емелиана Сосинского. Он прописывал в приюте тех, кому негде жить. Как рассказал Емелиан «7х7», с 2014 года он четыре раза попадал под проверки в рамках статьи 322.2 УК РФ, но все четыре попытки завершались отказом в возбуждении уголовного дела.

— Последняя попытка привлечь меня по статье за фиктивную регистрацию была года три назад. С тех пор нас не трогают, и мы этому очень рады! — поделился Емелиан.

Есть и другие истории с «резиновыми» квартирами. Например, уголовное дело 2018 года, о котором «7х7» рассказал адвокат Максим Крупский. Женщина, работающая школьным учителем, бесплатно зарегистрировала у себя в московской квартире двух граждан РФ, которые ее об этом попросили. Участковый, который пришел с проверкой, потребовал объяснительную, и хозяйка «резиновой» квартиры призналась в нарушении. Сначала суд назначил штраф в 20 тыс. руб., но апелляционная инстанция полностью отменила обвинительный приговор на основании примечания к статье 322.2 УК РФ — женщина способствовала раскрытию преступления, и в деле не было другого состава преступления.
Оставить комментарии к материалу вы можете здесь.
Made on
Tilda