РЕПОРТАЖ «7Х7»

Расплата за тепло

История об инициативных жителях Олонца
Жители карельского города Олонец продолжают борьбу с высокими тарифами за тепло. В конце марта митинг против неподъемных счетов собрал в центре города по меньшей мере тысячу человек. Но требований митингующих не услышали — тариф не снижен, плата за отопление остается высокой. Теперь инициативная группа горожан намерена судиться с теми, кого считает виновниками ситуации, и организовывать новые протестные акции.
Инициатор
16 мая 2016 года. Послеобеденное время.

Игорь Некин в последний раз идет на работу — в «Петербургтеплоэнерго». Впрочем, работой это давно назвать нельзя: три месяца Игорь ходит сюда по рабочим дням только для того, чтобы отметиться в штатном журнале. За это предприятие выплачивает ему две трети от бывшей зарплаты. Вместе с Игорем такие же отметки ходят ставить еще как минимум три десятка бывших кочегаров, которых, как и Некина, сокращают в связи с переводом большинства олонецких котельных на природный газ. Еще почти полсотни человек уволились сразу. Кто-то переквалифицировался из кочегара в оператора котельной. За свое дальнейшее трудоустройство Игорь Некин не переживает. Говорит, что для мужика, у которого руки растут из плеч, работа всегда найдется.

Оставив последний автограф бывшему работодателю и забрав документы для Центра занятости, Игорь спешит домой. На фасаде небольшого деревянного дома табличка — «Осторожно, злая собака, а хозяин еще хуже». Сам хозяин смеется: «Эту табличку все фотографируют. Вы проходите, не бойтесь, не укушу». В доме у Некиных тепло и по-деревенски хлопотно: у окна на большом столе в коробочках растет рассада — перцы, помидоры; в комнате в пенопластовом коробе под лампами чирикают цыплята. Их многочисленные мамаши-несушки кудахчут на чердаке, в сарае хрюкают кабанчики.

Поросята у Некина необычные — вьетнамской породы. В них много мяса, а сала — мало. Но, по словам хозяина, для себя и друзей этого вполне хватает. И тут же приглашает попробовать жареные яйца на домашних шкварках, отказаться от которых невозможно.

Под яичницу предприимчивый фермер делится планами на будущее: до пенсии еще несколько лет, которые придется провести в городе. Потом можно будет перебраться в деревню и заняться хозяйством «по-крупному». А пока ближайший бизнес-план — построить высокий сарай и поселить там… страуса. Когда-то и за вьетнамскими поросями к нему ездили со всей округи, а бывало, и из соседней Мурманской области. Теперь их много развелось, захотелось новой экзотики.

После трапезы заводим разговор о главном. Игорь рассказывает о том, что сподвигло его организовать в марте этого года митинг «Против высоких тарифов на тепло». В частном секторе, где живет Игорь Некин, природного газа нет. И появится, скорее всего, не скоро. Зато в январе 2016 года в Олонце начали работу новые модульные газовые котельные. Сначала горожане обрадовались — наконец-то экологичное и более дешевое, как им обещали, топливо, дошло и до них. Но уже через месяц радость сменилась разочарованием. Счета за теплоэнергию оказались неподъемными для жителей провинциального карельского городка. Матери Игоря, пенсионерке, за свою трехкомнатную квартиру приходится платить по пять тысяч рублей в месяц только за тепло, и это далеко не предел. Платят люди и по семь-восемь тысяч рублей, а некоторые — и все десять тысяч.

Посмотрев на все это, олончанин решил узнать у горожан, готовы ли они высказаться против такой ситуации.

«Игоря группа»
Так называют себя сами активисты — борцы за снижение тарифа, объединившиеся для подготовки и проведения совместных действий. Вошли в инициативную группу люди разных профессий и взглядов: журналисты и предприниматели, пенсионеры и студенты, кочегары и учителя.

— Хоть и говорят, что это политика-политика, что перед выборами все это. Но это не политика, это народ собрался, чтобы решить проблему, — поясняет Игорь Некин.

Обсуждают совместные инициативы и заочно, в социальных сетях, и на импровизированных собраниях. В офисе, где эти проходят встречи, мягко говоря, прохладно.
— Отопление мы отключили еще до всех этих событий, а при нынешнем тарифе можно вообще о центральном отоплении забыть, — рассказывает хозяин помещения, предприниматель Сергей Романов.

Члены группы рассказывают, что собрать горожан на митинг было несложно — проблема больших платежей прямо или косвенно коснулась большинства жителей многоквартирных домов Олонца. На акцию протеста пришло не менее тысячи человек.
Всего же удалось собрать более 2 000 подписей — их отправили в правительство Карелии, премьер-министру России Дмитрию Медведеву и президенту Путину. А почти сразу после митинга в Олонце организовали рабочую группу «по рассмотрению вопросов, связанных с платой за коммунальные услуги, тарифами, установленными на территории Олонецкого района». Правда, на первое заседание никого из организаторов митинга, кроме Галины Ерофеевой, не пустили.

— Мы пришли c Сергеем Романовым из инициативной группы, но нам сказали, что заседание закрытое и нам туда нельзя. Я даже у Артура Мяки [руководитель Комитета по ценам и тарифам Республики Карелии] спросил, почему нас туда не пускают, а он ответил, что он не запрещал, пусть хоть все проходят. Но нет, нас все равно выгнали, — рассказал Игорь Некин.

Галина Ерофеева стала единственным представителем от инициативной группы, кого не просто пустили на заседание рабочей группы, но и включили в ее состав. Правда, уже после первой встречи из этой группы Галина Ерофеева вышла. Говорит, что решать там собираются вовсе не те вопросы, которые волнуют людей.
Галина Ерофеева
член инициативной группы
То, что основную проблему — снижение тарифа, а следовательно, и платежей — решать рабочая группа не будет, отчасти подтверждается перепиской с органами власти и надзорными структурами. Так, в ответ на резолюцию мартовского митинга председатель Госкомитета по ценам и тарифам Артур Мяки (кстати, в конце 1990-х годов Мяки возглавлял региональное отделение либеральной партии «Союз правых сил») прислал трехстраничное письмо, в котором подробно объяснил, что никакого повышения тарифа с января 2016 года не было и что «с сентября 2011 года и по настоящее время население Олонецкого, Лахденпохского, Сортавальского и Питкярантского района оплачивает тепловую энергию по специальным сниженным тарифам», которые «на 16,5% ниже экономически обоснованного уровня».
«Тариф пониженный», он же — один из самых высоких в Карелии
Сегодня в Олонецком районе один из самых высоких тарифов на теплоэнергию в республике. В первой половине 2016 года с большим отрывом «лидирует» Кемский район, где тариф превышает 4 000 рублей за одну гигакалорию. Дальше с отставанием в 600–700 рублей следуют Беломорский (3 384 рубля за 1 Гкал), Сортавальский (3 343 рубля за 1 Гкал) и Олонецкий (3 354 рубля за 1 Гкал) районы. Но везде, кроме Олонца, по старинке топят дровами, углем, мазутом. А вот в районах, где в качестве топлива используется природный раз, тариф существенно ниже.

Так, в конце 2015 года тепло в Кондопоге и Петрозаводске стоило 1 512 рублей и 1 738 рублей соответственно. Это в целом соответствует тарифам, существующим в европейской части России. По данным сайта Lenta.ru, в Твери одну гигакалорию продают за 1 616 рублей, а в Санкт-Петербурге тариф на тепло у разных поставщиков колеблется от 1 622 до 2 581 рубля за Гкал.

Одной из основных составляющих олонецкого тарифа, помимо закупки топлива (то есть природного газа) и оплаты труда работников ООО «Петербургтеплоэнерго», являются «Выплаты по договорам займа» (11,9% в структуре тарифа). То есть выплаты процентов за пользованием компанией заемных банковских средств фактически оплачивает население.

Этот факт «Петербургтеплоэнерго» не отрицает. Правда, в размещенном в интернете разъяснении сказано, что «при установлении тарифа на тепловую энергию на 2016 год доля расходов на обслуживание заемных средств … составила не более 5% от общей необходимой валовой выручки». В структуре тарифа эти расходы, однако, занимают почти 12%, а не заявленные 5%. В этом же разъяснении говорится и о том, что именно правительство Карелии стало инициатором включения этой составляющей в структуру тарифа. Следовательно, если бы в бюджете нашлись деньги, тариф был бы ниже на 12%.

Еще более странным выглядит заявление «Петербургтеплоэнерго» о том, что «в установленный в Олонце тариф не были заложены расходы на ремонты и оплату труда работников. Для этих целей „Петербургтеплоэнерго" будет вынуждено искать иные источники финансирования». Вместе с тем в расшифровке тарифа, содержащейся в приложении 1 к протоколу заседания Госкомитета Карелии по ценам и тарифам (от 12.11.2015 № 141), ясно указано, что оплата труда персонала и страховые взносы к ним занимают более четверти тарифной ставки. В нем также заложены и средства на ремонт основных фондов и амортизацию оборудования. Все это оплачивает население Олонца, а не мифические «иные источники».

Для удобства читателей данные по составляющим тарифа в абсолютных цифрах (рублях) и процентах от тарифной ставки представлены в виде таблицы и диаграммы.

Расчет в абсолютных цифрах дает возможность сравнить показатели, запрошенные ООО «Петербургтеплоэнерго» (так называемый экономически обоснованный тариф), и тариф, установленный в итоге для этой организации в Олонецком районе. Из таблицы также видно, что теплоснабжающая организация намеревалась получить прибыль в размере более 1 млрд рублей, однако в результате применения для населения района «сниженного» (ниже экономически обоснованного) тарифа этот показатель составил 819 млн рублей.

Эту разницу правительство Карелии компенсирует из бюджета. В случае, если бы для населения тариф установили на более низком уровне, это привело бы к росту затрат бюджета. Чего, судя по нежеланию властей снижать тариф, команда Александра Худилайнена позволить себе не может. Или не хочет.

Ху из «Петербургтеплоэнерго»?
Говоря сухим языком фактов, ООО «Петербургтеплоэнерго» является «дочкой» АО «Газпром теплоэнерго», а следовательно, «внучкой», если не «правнучатой племянницей» самого «Газпрома». В 2011 году по просьбе тогдашнего губернатора Андрея Нелидова компания начала свою работу на территории Северного Приладожья. Для этого между правительством республики и АО «Газпром теплоэнерго» было подписано соглашение об инвестиционной программе в Лахденпохском, Питкярантском, Сортавальском и Олонецком районах.

Программой предусмотрены реконструкция или строительство 63 объектов теплоэнергетики взамен 78 существующих. Общий объем финансирования составляет более 4 млрд рублей. В условиях быстрого и неуклонного снижения объемов иностранных (да и не только иностранных) инвестиций в экономику республики подобные «мегапроекты» позволяют команде Александра Худилайнена хоть как-то сохранить лицо перед населением региона (хотя, следует напомнить, «Газпром» пришел в Карелию еще при предыдущем губернаторе).

Олонцу повезло больше или раньше других. На территории Олонецкого района «Петербургтеплоэнерго» уже построило 19 котельных и выполнило реконструкцию 30 км тепловых сетей протяженностью 30 км.

Интересен один факт из жизни «Петербургтеплоэнерго» и его отношений с правительством республики. В сентябре 2013 года Контрольно-счетная палата Карелии провела анализ экономической обоснованности тарифа. Он показал, что тариф в целом адекватный, хотя отдельные нарушения при его расчете все же присутствуют. В частности, в него включены экономически необоснованные лизинговые платежи (кстати, они по-прежнему в тарифе), что, во-первых, позволило завысить сам тариф, а во-вторых, получить завышенную субсидию из бюджета республики (в 2011 году в сумме 51,4 млн рублей, в 2012 году — в сумме 131,8 млн рублей) на покрытие расходов поставщика тепла.



Федеральная антимонопольная служба тоже нашла нарушения в действиях Госкомитета по ценам и тарифам. В своем решении от 5 марта 2014 года ФАС России признала в действиях госкомитета нарушение Федерального закона «О защите конкуренции», которое «могло привести к ограничению конкуренции». То есть «Петербургтеплоэнерго» получило преимущества перед другими участниками конкурса. Однако, несмотря на то, что условия конкурса были нарушены, договор с «Петергургтеплоэнерго» по его итогам был заключен и началось его исполнение, и потому ФАС никому никаких предписаний не выдавало — после драки кулаками не машут.

И все же эти нарушения не объясняют того, почему тариф в Олонце вдруг оказался одним из самых высоких в республике. Объяснение же кроется в смене теплоснабжающей организации. До 2011 года Олонец в основном отапливало ООО «Тепло», которое топило давно и не очень хорошо по причине неэффективных котельных. Осенью 2011 года в южные районы Карелии (по приглашению тогдашнего губернатора Андрея Нелидова) пришло ООО «Петербургтеплоэнерго», которому было передано все хозяйство ООО «Тепло». При этом тариф скакнул сразу на 160% (с 1 440 руб. до 2 367 руб.). Это, кстати, не предел. Так, например, в том же году в Ильинском сельском поселении тариф вырос сразу почти на 350%, в городе Питкяранта — на без малого 200%.

Если бы в Олонецком районе продолжало работать ООО «Тепло», такого скачка бы не произошло, потому что к этому предприятию применялось бы ограничение на предельный рост тарифа. Но поскольку ООО «Петербургтеплоэнерго» на карельский рынок вышло впервые, к нему данное ограничение не применялось, и тариф просто пересчитали.

Собственники ООО «Тепло» в том же 2013 году сетовали на несправедливые условия проведенных конкурсов, фактически обвиняя руководство республики в создании таких правил игры, по которым могут успешно играть только «дочки» «Газпрома». Однако ни жалобы в правоохранительные органы, ни нарушения, выявленные Контрольно-счетной палатой, не остановили шествия ООО «Петербургтеплоэнерго» по Приладожью. Это движение можно было бы назвать успешным, если бы планы предприятия по газификации Карелии не срывались бы с завидной периодичностью.

При этом «Петербургтеплоэнерго» настаивает на том, что «у компании нет никакой финансовой заинтересованности в продолжение своей дальнейшей деятельности в данном регионе», потому что она «не рассматривает свою деятельность в Карелии как прибыльный бизнес, а больше как социальную функцию».

Всю «социальность» газового бизнеса почувствовали на себе не только обычные жители, но и бюджетные организации — школы, детсады, поликлиники и больницы.

Между молотом и наковальней
Веронике Тихоновой — директору школы, расположенной в соседнем поселке Мегрега (в состав школы входят здание самой школы и детского сада в деревне Мегрега и небольшой комплекс — школа-детсад — в деревне Куйтежа) — так вот запросто от системы центрального отопления отключиться нельзя: это противоречило бы и закону, и здравому смыслу: нельзя учить и воспитывать детей в холоде.

Но мысли об этом директора стали посещать уже в начале года, ведь приход газового отопления сильно ударил по небольшому школьному бюджету. С начала 2016 года плата за тепло поднялась почти в два раза. Получается, что весь годовой бюджет, который заложен на теплоснабжение, израсходован за три месяца отопительного сезона. Чтобы не копить большие долги, руководству придется ужиматься в других статьях расхода. Например, те деньги, которые заложены на ремонт помещения или покупку нового оборудования, тоже уйдут на оплату тепла. Правда, у школы есть учредитель — районная администрация, чье руководство тоже вынуждено решать проблему. Кроме того, отключить школу от тепла ООО «Петербургтеплоэнерго» не сможет по закону.

При этом теплоснабжающая организация на уступки бюджетным организациям не идет. По словам директора Тихоновой, в феврале организация потребовала в три дня прислать график погашения задолженности за тепло. График был подготовлен, но поставщика тепла он не устроил, и с тех пор школа и газовщики обмениваются протоколами разногласий.

— С «Петербургтеплоэнерго» не можем прийти к консенсусу. Написали уже три протокола разногласий. На последний они мне еще не ответили. Если подпишут, отлично, если нет, то в суд. Четвертого протокола уже не будет. Счета за тепло пока оплатить полностью не могу, плачу частично, цифры зашкаливают. Они грозят судом, хотя иска пока не было. В целом отношения очень сложные: пришли с проверкой узла учета тепла — забраковали. Выставили предписание, вплоть до покраски труб в подвале. С этими придирками буду спорить. В договоре, который мне прислали, увидела выставление тепла в июле — спорю и с этим тоже.
Вероника Тихонова
член инициативной группы
У Вероники Тихоновой в инициативной группе, борющейся за снижение тарифа, особая позиция, хотя и она сама, и «одногруппники» это опровергают. Дело в том, что осенью 2015 года Тихонова стала депутатом совета городского поселения от партии «Единая Россия». Свою партийную принадлежность в группе она никогда не афишировала. Говорит, что члены группы узнали об этом недавно.

— А зачем говорить об этом? В инициативной группе я обычный рядовой член группы, — рассказывает Вероника Тихонова. — Я ничего подпольного и противозаконного в группе не делаю, и я не считаю, что она делает что-то не то.

В любой непонятной ситуации…вали все на управляющие компании
На снижение тарифа правительство Карелии не пойдет. И причин этому найдется масса. Ведь версий о том, почему олончане стали получать высокие счета за тепло, местные жители от разных чиновников слышали много. Основные изложены в уже упомянутых разъяснениях «Петербургтеплоэнерго» и письме председателя Госкомитета по ценам и тарифам Мяки, а также в ответе карельской прокуратуры на обращение уполномоченного по правам человека Александра Шарапова.
Объяснение первое: погодные условия
Начало года в Карелии было холодным. Особенно первые две недели января. В январе 2016 года в Олонце среднемесячная температура была минус -14°С, а в декабре 2015 года — лишь -0,4°С. Котельные работали на полную мощность (отпуск тепловой энергии был увеличен почти на 50%), поэтому и заплатить за поставляемое тепло людям пришлось больше.
Объяснение второе: наращённые батареи
Рейды, проведенные государственной жилищной инспекцией и представителями «Петербургтеплоэнерго», позволили установить, что в некоторых квартирах есть факты несанкционированного переоборудования системы отопления. Где-то были «наращены» батареи, а где-то в них врезаны краны для слива горячей воды. Это, по мнению проверяющих, привело к нарушению температурного режима в квартирах.
Объяснение третье: управляющие компании и местная администрация не отрегулировали тепловые пункты в многоквартирных домах
Прокуратура Карелии выяснила, что существует явное несоответствие между параметрами работы новых газовых котельных и старых тепловых узлов в домах олончан. В документах так и сказано: теплоузлы не имеют целого ряда необходимых компонентов, и вообще рассчитаны на температуру входящей воды 46–65°С, а котельная выдает от 70 до 95°С. При этом теплопотерь на трассе почти нет, потому что все трубы уже поменяли.
В связи с этим Государственная жилищная инспекция подала на управляющие компании в суд, а прокуратура вынесла предписание местной администрации об устранении нарушений в тех домах, где есть муниципальные квартиры. Как управляющие компании и мэрия должны объединенными усилиями исправить положение, прокуратура не уточняет. Неясным остается и то, за чей счет будут менять и ремонтировать теплоузлы.

У олончан, однако, на эти пункты есть свои комментарии и вопросы.
О погоде
В январе в городе было действительно холодно, да вот только и за февраль, и за март, и даже за апрель, которые были более теплыми, местами с оттепелью, счета пришли не многим меньше. Получается, что погода — далеко не главный виновник.
О батареях
Скрывать нечего: при старых угольных котельных в домах часто бывало холодно. Кто мог нарастить секции в батареях для того, чтобы в квартире было теплее, нарастил. Потому что другой вариант — включать обогреватели и оплачивать огромные счета за электричество. Как это происходит, наглядно видно на примере другого карельского города, Суоярви. Но квартир с увеличенными батареями немного, а проблема огромных счетов за отопление коснулась большинства домов и квартир. Так что это слабый аргумент и попытка переложить ответственность на людей, считают в инициативной группе.
Об управляющих компаниях
Претензии к управляющим компаниям, из которых пытаются сделать козла отпущения, по мнению членов инициативной группы, можно принять лишь частично. Ведь если, как следует из письма прокуратуры, узлы учета были допущены к эксплуатации на основании актов допуска, подписанных еще до начала отопительного сезона и задолго до внезапного переключения всей системы отопления на газ, то претензию надо предъявлять скорее к тем, кто это переключение произвел, а не к тем, кто этого не ждал.
Свою вину в сложившейся ситуации и правоту прокуратуры признают и в администрации Олонца. Проблему видят главным образом в том, что вовремя не было проведено комплексное обследование внутридомовых сетей. Мэр города Юрий Минин объясняет это тем, что администрация даже не подозревала, что котельную запустят в середине отопительного сезона. И даже о том, что котельные вдруг заработали, лично он узнал случайно.
— Я лично, как глава города, узнал о том, что новые котельные запустились, случайно, просто проходя мимо. Смотрю: дым идет из нового газового котла. Зашел в «Петербургтеплоэнерго». Оказывается, с 3 января мы тут уже «играем в войнушку». Писем уведомительных ни нам, ни населению не было, — недоуменно рассказывает Юрий Минин.

Если бы с запуском не спешили, говорит Юрий Минин, к сентябрю 2016 года и котельные, и дома успели бы подготовить к нормальной работе. А на вопрос местной администрации, почему системы не протестировали и запустили подпольно, в «Петербургтеплоэнерго» ответа не дают.

Сам Минин уверен: требование инициативной группы о снижении тарифа никто выполнять не будет.
Юрий Минин
мэр Олонца
И дальше что?
От идеи добиться снижения тарифа активисты отказываться не собираются. Сейчас ждут ответа от Генеральной прокуратуры. Если переписка не даст результата, будут пробовать другие способы, в том числе — обращаться в суд.

Сдаваться олончане в любом случае не намерены. Собираются отстаивать свои права в суде. Только вот непонятно пока, где и на какие средства нанять стоящего юриста. Не раз заводили разговор и о том, что будут проводить повторный митинг. Возможных дат проведения пока не озвучивают. Понимают, что до конца этого отопительного сезона уже ничего не изменится, а значит, главная задача — подготовиться к следующему. Зато активисты не скрывали и не скрывают своих требований: либо снижение тарифа, либо «давай, до свидания», «Петербургтеплоэнерго».

Снижение существующего тарифа — дело для современной России невиданное. Но ведь и ситуация со счетами за тепло далеко не ординарная. Республиканская власть должна попробовать поставить себя на место людей: невозможно отдавать 30–50–70% своего семейного дохода газовщикам. Но соблазн обвинить в появлении проблемы всех (нерадивых потребителей, мэрию, управляющие компании и даже высшие силы — погоду), кроме себя, очень велик. И пока правительство идет именно этим путем.

А что же инициативная группа?

Основное отличие Олонца от того же Суоярви, где за весь город отдувается Владимир Заваркин, которому «больше всех надо», во-первых, в том, что активные горожане смогли объединиться, создать сплоченную группу единомышленников. В группе под руководством Игоря Некина на самом деле нет руководителей, зато налицо — взаимовыручка, поддержка и даже разделение труда — кто-то занимается работой с документами, ходит в высокие кабинеты и суды, кто-то отвечает за информационную поддержку, кто-то обеспечивает группу помещением для собраний, все вместе устраивают мозговые штурмы и генерируют идеи. Некин лишь на первом этапе ее существования стал паровозом, который привел весь состав в движение.

Во-вторых, группа вовсе не ограничивается организацией протестных акций. Они используются лишь как инструмент достижения главной цели — снижения тарифа на тепло, а точнее — снижения платы за него до разумных пределов. И будут продолжаться до тех пор, пока цель не будет достигнута. В свободное от борьбы за снижение тарифа время группа организует и вполне конструктивные акции. Самое актуальное по весне — уборка города. Члены группы организуют субботники, в которых участвуют сами и привлекают других горожан.

Умеют и отдыхать. На майских праздниках члены группы участвовали в «Гонках на Олонке» и «попали в призы».

Собирают собственную команду для игры «Что? Где? Когда?». Организуют бесплатные пробежки, спортивные программы для всех желающих.

Сейчас все у них получается. Поэтому своей главной цели — доведения платы за тепло до нормального уровня — они с большой вероятностью смогут добиться.
Автор - Глеб Яровой

7х7


Made on
Tilda